Всё, что вы хотели знать о вакцине против Коронавируса – прямой эфир со специалистами БиоМеда

Перевод Д-ра Елены Мостински

Ссылка на запись эфира от 21 Декабря

Вступление:

Елена: Добрый день, всем присоеденившимся. У нас были технические неполадки в начале эфира, но, чтобы не занимать вашего времени, мы начнем.

Добро пожаловать на общий эфир ScienceAbroad и “Мада Гадоль Бэ Ктана”. Мне не надо вам рассказывать, что мы все живем в очень непростой период. Мы все знаем, что мы живем во время мировой пандемии таких масштабов, которых не было в последние сто лет. Реальность каждого из нас изменилась буквально за ночь, с появлением Короны, и мы живем, и будем жить еще годы вперед с результатами этой эпидемии. Корона повлияла на наше здоровье, здоровье наших детей, нашу экономику и тд. Мы также живем в очень особенное время, когда острая медицинская необходимость, появившаяся в январе этого года, успешно повлияла на ускорение медицинских разработок, до рекордного времени, так как данные разработки являются ключом к решению проблем реальности, в которой мы оказались. Тем не менее, как при любых новых разработках, мы переживаем и размышляем о неизведанном и незнакомом.

Мы все чувствуем, что нам надо развивать свои знания в вирусологии, в иммунологии, в эпидемиологии, в медицине, в экономике и пр. И это только для того, чтобы понять, что происходит вокруг и решить, что делать нам и нашим близким.

Но, я надеюсь, все понимают, что никто не может стать профессионалом за ночь. И это правильное время довериться профессионалам этих сфер, которые, учили, изучали, специализировались и концентрировались в релевантных темах. И мы решили преподнести профессиональные знания от экспертов прямиком вам домой. Наша группа специалистов из Израиля и из-за границы, помогут нам понять реальность, перед которой мы оказались.

В этот раз для обсуждения мы выбрали прививки от Короны, которые буквально недавно были разрешены после рекордно краткого времени разработок, занявших менее года.

Сегодняшняя трансляция с участием специалистов предназначена для предоставления ответов на многие вопросы, и развенчания многих мифов, распространяемых в сети.

Тем не менее, не надо видеть в нашем обсуждении рекомендацию делать или не делать прививку от Короны. Каждый должен задать данный вопрос своему лечащему врачу, и получить от него личный ответ.

Тем не менее, после того, как это было сказано, я хочу отметить, что я, а также все остальные члены сегодняшнего эфира, собираются сделать прививку.

Чего мы только не слышали в последнее время о прививках от Короны – что они поменяют наш ДНК, что они могут вызывать женское бесплодие, что у них есть другие побочные эффекты… Гости нашего сегодняшнего эфира расскажут, что уже известно, а также, что еще неизвестно о прививках от Короны. Они расскажут от различиях между разными видами прививок, о биологии и технологии мРНК, о процессе клинических испытаний, а также о краткосрочных – и долгосрочных последствиях прививки. Все для того, чтобы мы могли чуть больше понимать развивающиеся события, и быть немного более уверенными в принимаемых в ближайшие месяцы решениях. Сегодняшняя трансляция организована организациями Science Abroad и Мада Гадоль Бэ Ктана. Science Abroad объединяет свыше 3500 ученых (обладателей второй степени и выше) в Израиле и за границей. Организация основана и находится под руководством в основном волонтеров и ее задачей является связь между учеными-израильтянами и укреплением их связей с Израилем. Эта трансляция – одна из частей обширной волонтёрской работы нашей организации, для того, чтобы сделать науку более доступной, поддержанной Центром Поддержки Науки и Поддержки Бизнес-Инициатив Министерства Абсорбции. Мада Гадоль Бэ Ктана – это крупнейшая в Израиле  организация занимающаяся популяризацией науки, которая была основана  в 2017 году и в которой числятся более 90 активных членов, 50 из которых более  имеют вторую высшую степень по различным STEM-дисциплинам. Работа организации является волонтерской и не преследует коммерческих интересов. ScienceАbroad и Мада Гадоль Бэ Ктана активно сотрудничают больше года для того чтобы познакомить вас с наиболее свежими и прорывными новостями науки в доступной и понятной форме.

После этого длинного вступления, я хочу познакомить вас с участниками сегодняшней трансляции, и после этого вы сможете написать свои вопросы в комментариях под этим видео. Но сперва – давайте познакомим вас с нашими участниками.

Профессор Эйтан Окунь – иммунолог факультета естественных наук Бар-Иланского университета, разрабатывающий прививки от когнитивных расстройств.

Доктор Шира Вайнгартен-Габай – пост-докторант в Гарвардском университете, исследующая распознавание виральных антигенов имунной системой в клетках, зараженных коронавирусом.

Доктор Ирит Миллер-Зимора – пост-докторант в университете UCSF, исследующая курение как фактор риска, повышающий заболеваемость короной, а также автор статей,  посвященных разработке вакцины от коронавируса для Мада Гадоль Бэ Ктана.

Д-р Рои Цукер – врач, специалист по инфекционным заболеваниям и врач ЛГБТ-сообщества, в последнее время работает как медицинский управляющий коронавирусных отделений в МАДЕ.

Йомирам Ниссан – руководитель Мада гадоль бэктана, докторант Зоологического Отделения Тель-Авивского университета, исследующий генетику и эпигенетику летучих мышей.

В проведении трансляции мне помогает Шарон Баумэль-Альтерзон, пост-докторант в клинике Mount-Sinai, и исследующая внутриклеточные механизмы для увеличения количества бета-клеток в поджелудочной железе как потенциальное средство для лечения диабета, и являющаяся волонтером ScienceАbroad. И я, доктор Лена Ицкович, исследую аутизм, а также являюсь руководителем ScienceАbroad, и ведущей подкаста mAcademia, освещающего науку за рамками Академии. Теперь я передаю микрофон Шарон.

Шарон: Добрый вечер всем, спасибо большое Лене за вступление, мы извиняемся за технические неполадки, я надеюсь, что всем удалось подключиться. Спасибо участникам сегодняшней трансляции. Теперь, как обычно, несколько важных правил: вы можете начинать задавать свои вопросы в прямом эфире – вы увидите chat-box под видео, пишите в фейсбуке любые вопросы, связанные с вакцинацией от короновируса и мы, насколько сможем, будем на них отвечать. Постарайтесь не задавать повторяющиеся вопросы, формулируйте кратко, без ссылок на внешние источники (у нас не будет времени их открывать). Но самое важное – коронавирус – это очень горячая тема, есть много различных точек зрения, мы все знаем это, поэтому соблюдайте культуру ведения беседы. Итак, начнем с вопросов.

Пока мы ждем появления вопросов, начнем с самого главного: не все мы являемся учеными, не все знают, что такое мРНК (матричная РНК), не все помнят уроки биологии. Мы начнем с вопроса: что это за вакцина? Что значит вакцина, основанная на мРНК, и как она работает? На этот вопрос ответит профессор Э. Окунь:

Эйтан: С радостью. Для того, чтобы понять, что такое вакцина, основанная на технологии мРНК, нужно понять, что такое обычная вакцина, начиная с тех прививок, которые мы получаем в детстве, и заканчивая сезонными противогриппозными прививками. Обычно прививка производится с помощью использования какого-нибудь белка, принадлежащего вирусу или бактерии, который вводится в организм вместе со вспомогательными веществами, вызывающими реакцию иммунной системы.  Это называется «белковая вакцина». Она называется так, потому что мы берем белок патогена – вируса или бактерии – и вводим его в здоровый организм. Другие вакцины основаны на введении патогена целиком и полностью, а не его составляющих. Это также вызывает ответную реакцию иммунной системы. Вакцина, основанная на мРНК – это вакцина, для создания которой мы берем молекулу мРНК, которая попадает в организм – далее клетки организма умеют превращать ее в  нужный белок. Именно в тот белок, который мы бы вводили напрямую, если бы разрабатывали белковую вакцину. С того момента, когда молекула мРНК вводится в организм, происходит процесс, очень похожий на процессы, происходящие при воздействии обычной вакцины.

Шарон: Следующий вопрос: есть ли какая-то информация о возможности вакцинации в период кормления грудью? Также, существует информация, что вакцина приводит к бесплодию.

Ирит:Начнем с того, что в биологическом механизме действия вакцины нет ничего такого, что могло бы нанести вред фертильности. Было множество слухов, связанных с тем, что SPIKE-белок, тот самый белок, который закодирован мРНК, похож на белок, который входит в состав оболочки плаценты. Это не совсем правда. Белки состоят из различных «строительных материалов». Если рассматривать белки, как сделанные из множества кубиков ЛЕГО, то зачастую, у разных белков, конечно, есть похожие кубики, но их ориентация в пространстве различна. Так набор для сборки самолета, не подойдет для сборки машины. Поэтому то сходство, о котором говорят, на самом деле не является верным. Более того, так как мы в результате вакцинации получаем тот же самый белок, который есть у коронавируса, мы должны бы были видеть подобный эффект у женщин, переболевших коронавирусом. Тем не менее, такого эффекта  не наблюдалось.

Йомарам: хотелось бы добавить, что наоборот, есть свидетельства, что короновирус наносит ущерб клеткам мужской репродуктивной системы. Это только первичные сведения, но получается, так что есть больше шансов, что вирус нанесет вред плодородию.

Шарон: Ирит, большое спасибо.

Следующий вопрос: был ли когда-нибудь уже использован мРНК (вводился ли в организм с помощью укола) в рамках лечения какого-нибудь другого заболевания, не короновируса? Насколько мне (автору вопроса, прим. переводчика) известно, мРНК – это не новая технология, и только ее использование в вакцине ново, но мне неизвестно, была ли применена подобная техника в прошлом для лечения человека или применялась ли прежде на животных?

Шира: Конечно, в последнее время, многие из нас и население в целом, получают абсолютно новую информацию и впервые слышат об мРНК, о котором широко рассказывается в средствах массовой информации. Для многих это абсолютно новая технология. Важно понимать, что эта технология находится в разработке свыше десяти лет. У самой фирмы Модерна (одна из компаний, разработавших вакцину, прим. переводчика), есть несколько продуктов, основанных на мРНК, находящихся на разных стадиях клинических испытаний, и прошедших успешные пре-клинические испытания на животных. Эти пре-клинические испытания перешли на стадию клинических, первой и второй фазы, также разрабатываются вакцины от других РНК-вирусов, а также и других вирусов, имеющих другие биологические механизмы. Поэтому это не «первый укол», мРНК уже вводился в организмы людей во время этих исследований в течении многих лет, просто это далеко не такие популярные и широко освещаемые исследования, поэтому мы не слышали о них так много. Также эти исследования более медленные, преимущественно из-за финансирования. Финансирование – это главный проблемный аспект, забегая вперед и предвидя вопросы о том, почему разработка вакцины от коронавируса заняла так мало времени. Важно подчеркнуть, в связи с тем, что некоторые могут опасаться молекулы мРНК, которая попадет к нам в организм. Короновирус – это РНК-вирус. В тот момент, когда вирус попадает в организм, в наши клетки попадает практически такая же молекула РНК, как и в вакцине, которая приводит к синтезу белка-оболочки вируса (белок SPIKE). Также, «как бонус», мы получаем и весь остальной РНК, который содержит информацию об оставшихся 30 вирусных белках, многие из которых очень опасны для клеток. Поэтому, если мы взвешиваем и сомневаемся между двумя вариантами, между вакциной, содержащей только мРНК– которая была проверена с точки зрения безопасности, и между заражением всем вирусом целиком, который содержит в себе почти ту же самую молекулу, и еще множество различных молекул – которые производят другие, в том числе и опасные, белки, мне кажется важно, чтобы люди понимали проблему глубже, делая свой выбор. Более того, мРНК, из которой состоит вакцина – это достаточно нестабильная молекула, она очень быстро распадается. Как раз одна из сложностей при разработке вакцины была в том, что мРНК распадалась еще до того, как она проникала в нужные клетки. РНК-вирус (коронавирус), напротив, попадая в организм, начинает копировать и увеличивать количество собственного РНК, и это размножение доходит до таких масштабов, что, по крайней мере у нас в лаборатории, мы наблюдали 50-60% от общего количества РНК в клетке было произведено вирусом, и это поистине громадное число. Так что, подчеркну снова, в конце концов это выбор между двумя типами РНК: РНК в вакцине или РНК, попадающий в организм при заражении вирусом. Вирус – очень заразен, он никуда не денется, и мы продолжим сталкиваться с ним все больше в ближайшее время.

Ирит: мне нечего добавить, Шира все правильно сказала, я хочу только еще раз подчеркнуть, что сам вирус кодирует свыше 30 различных белков, и как раз это массивное производство и размножение вируса, оно может привести впоследствии к цитокиновому шторму, что является гораздо более опасным эффектом, чем точечное производство одного белка (белка-СПАЙК), на который организм отреагирует достаточно контролируемо, потому что мРНК очень быстро распадается. И еще – вакцинация очень важна, именно из-за последствий, которые мы видим вследствие болезни.

Шарон: для какого/с какого возраста предназначена вакцина? Есть ли какие-то рекомендации? В сравнении с аденовирусом (вакцинация после 60 лет)? И вторая часть вопроса: у меня аллергия на кортизон, есть ли кортизон в составе вакцины? А также спрашивают, у меня аллергия на орехи, арахис, бобовые – что в этом случае? На вопросы ответи доктор Рои Цукер.

Рои: Спасибо за приглашение поучаствовать в сегодняшнем эфире. Итак, две основных компании, разрабатывающие вакцину, и проводившие большие клинические испытания – Файзер и Модерна, Файзер проводили свои испытания на лицах старше 16 лет, несмотря на то, что возрастная группа от 16 до 18 не была очень большой. Вакцина компании Модерна тестировалась с 18-летнего возраста. Тем не менее, очень важно помнить, что то, что испытания проводились среди этих возрастов, не значит, что вакцина неэффективна для лиц младшего возраста, а значит всего лишь то, что у нас пока нет информации. Как и о многих других вещах, о которых нам еще неизвестно, я предполагаю, что у нас будут, например, вопросы о беременных женщинах. Это просто еще не было проверено. В науке, среди ученых, очень важно делать выводы основываясь на том, что нам известно, а не на том, что мы предполагаем. Поэтому на сегодняшний день вакцина Файзера предназначена для лиц, старше 16-ти, а вакцина Модерны – для лиц старше 18-ти. Ближе к лету должна быть получена информация о младших возрастах, беременных и о лицах, входящих в другие группы риска. Теперь по поводу аллергий: в обеих работах, и Файзера, и Модерны, наблюдались случаи анафилактического шока. Это состояние, не вдаваясь в физиологические подробности, при котором наблюдается затрудненное дыхание, пониженное давление, и другие проявления, которые могут угрожать жизни, если они происходят не в стенах медицинского учреждения, в котором может быть оказана моментальная медицинская помощь. Поэтому в отношении аллергий, те люди, которые в прошлом испытали анафилактический шок или тяжелую аллергическую реакцию, обычно у таких людей имеется при себе шприц с адреналином (эпинефрином)… Поэтому люди, у которых есть при себе такой шприц не могут пройти вакцинацию. Кроме этого, если такая бурная аллергическая реакция наблюдалась во время первого укола (и вакцинация Файзера, и Модерны, состоит из двух уколов. Прим. переводчика) – то вторую порцию такой человек скорее всего не сможет получить. В целом, в последнее время в сети появляется много очень конкретных вопросов, про аллергии на тот или иной продукт. Нужно помнить, что важно, не то, на что конкретно у вас есть аллергия, а какой эффект она вызвала. То есть если у вас от орехов появилась легкая чесотка – ничего не мешает вам пойти и получить вакцину, но если от орехов вы раздуваетесь и задыхаетесь – то тогда вакцинироваться вам нельзя. Это как раз тот случай, когда необходимо проконсультироваться с врачом, потому что это очень частные случаи.

Шарон: Похожие вопросы, касаются сопутствующих фоновых болезней – диабета, болезней сердца? При каких заболеваниях можно или нельзя прививаться?

Рои: Опять же, здесь у нас снова – скорее, нет таких болезней, при которых точно нельзя прививаться, есть такие болезни, информации о которых у нас пока нет. То есть, пока еще не выявили фоновое заболевание, при котором абсолютно запрещено прививаться. И даже при тех болезнях, про которые мы говорим  “вам пока желательно не прививаться”, например при заболеваниях, при которых угнетена иммунная система, мы не боимся того, что вакцина сделает и как повлияет на человека, а скорее интенсивности проявления. Что касается хронических заболеваний, таких как диабет и повышенное давление, и Файзер и Модерна в своих клинических исследованиях проверяли вакцину на таких больных, а также проводятся последующие исследования, изучающие каждую из таких групп в отдельности, и влияние вакцины на этих болезни. В целом, по результатам клинических исследований видно, что вакцинация людей с диабетом и давлением, а таких среди нас много, скорее всего имеет такую же эффективность, как и у людей без сопутствующих болезней. Вакцина даже рекомендуется, особенно людям с повышенным давлением, потому что следует помнить, что вирус очень «любит» нашу кровеносную систему, и особенно опасен для людей с повышеным давлением, диабетом и так далее.

Шарон: Очень важный вопрос в связи с тем, что в сети очень много информации, противоречивой и вызывающей теории конспирации. Он связан с тем, что молекула мРНК, введенная в мышцу, приводит к синтезу СПАЙК-белка в мышце. Вопрос состоит в том, а не примет ли теперь наша иммунная система мышцу за врага, и не начнет ли ее атаковать? 

Эйтан: Тут в первую очередь надо разобраться, что делает вакцина. Вакцина делает две следующие вещи. В первую очередь, она приводит к выработке антител, производящихся особенными клетками иммунной системы, а также она приводит к производству клеток, которые могут распознавать клетки нашего организма, которые находятся под атакой вируса. Это значит, что если мы привились и через какое-то время столкнулись с вирусом, эти клетки, которые называются цитотоксичные Т-клетки, они смогут распознать наши клетки, которые содержат уже очень много вируса, и привести к их уничтожению. Все это с целью того, чтобы распознать зараженные клетки, связаться с ними и предотвратить выброс скопившегося в данных клетках вирусного материала. То есть, еще раз – задача вакцины – это с одной стороны производство антител, а с другой стороны – производство цитотоксичных клеток. Теперь вернемся к вопросу, почему мы думаем, что эти самые Т-клетки могут атаковать наши мышцы? Потому что в наших клетках мышц теперь производится СПАЙК-белок, отражающийся на их мембранах. Возникает опасение, что Т-клетки распознают теперь клетки мышц, и приведут к их уничтожению. В реальности, это действительно может произойти, Т-клетки, выработанные в следствии первого укола, распознают клетки мышц со СПАЙК-белком, появившиеся при повторном уколе, и атакуют их, и это действительно может произойти. Тем не менее, этот эффект не особо значительный, так как молекулы мРНК находятся в теле на очень короткий период. Они находятся в наших клетках меньше 48 часов, а также белки, которые производятся – их продолжительность «жизни» достаточно короткая, они долго не держатся в организме. Поэтому, возможный период, в который Т-клетки могут атаковать клетки мышц достаточно короткий. В любом случае, даже если это происходит – это проявляется в известных нам побочных эффектах, локальной боли в месте укола, вздутии в этой области, и так далее. Поэтому да, это возможный эффект, не являющийся чем-то серьезным и не приводящий к повреждению мышечной ткани.

Шарон: Спасибо большое, Эйтан. Следующий вопрос, посвящен регуляции FDA (Американская государственная организация, регулирующая разрешение или отклоняющая новые лекарства, прим. переводчика). Насколько стало известно, 4-ро членов комиссии по вакцине, были против ее разрешения. Почему же они проголосовали против? 

Рои: начнем с того, что если бы было 100%-ое согласие среди врачей – вот тогда бы у нас была проблема. То же самое и с учеными. В конце концов, все мы люди, и у каждого из нас есть свое мнение, и это нормально, не быть согласными со всем. Поэтому, в случае с Файзером (в случае Модерны мнения разделились 20:1, и этот один не хотел высказывать свою точку зрения) –  большинство из членов комиссии, проголосовавших против, высказались, что у них были проблемы с возрастом, с которого можно начинать прививать, что это хотят разрешить с 16 лет, в то время, как с их точки зрения, группа между 16 и 18 годами не была проверена по всем правилам. Это было основной причиной их несогласия. Я приведу еще один пример, который мог бы вызвать противоречия – например, одно из самых горячих обсуждений, если кто-то слушал заседания FDA по разрешению Модерны, было о том, что делать с группой людей, которая во время исследований получала плацебо (вакцину-пустышку). Получат ли они сейчас вакцинацию? С одной стороны – это разрушит «слепоту», и в будущем уже нельзя будет сравнить две группы. С другой стороны – получается нечестно по отношению к тем людям, которые согласились на участие в клинических исследованиях, и получили плацебо, потому что теперь они не смогут быть защищены вакциной. Поэтому, те кто наблюдает за этими заседаниями, не только по поводу коронавируса, может видеть, что есть множество разных аспектов и факторов, но это точно не фактор безопасности вакцины.

Шарон: Новая мутация – будет ли эффективна против нее вакцина? Что теперь делать? Очень много информации в средствах массовой информации, что же теперь будет?

Ирит: Да-да, про это кричат все заголовки. Нужно понимать, что вирусы постоянно подвергаются мутациям, это естественный процесс, и до сегодняшнего дня мы уже наблюдали разные мутации коронавируса. Специфически мутация, про которую мы говорим сегодня, то, что про нее известно – это то, что она (вероятно) делает вирус более заразным (его передача  становится более эффективна), поэтому-то она и привлекла такое внимание прессы, и сделала то, что сделала в Англии. И да, эта мутация, скорее всего, затрагивает СПАЙК-белок. То, что мы видим с точки зрения вакцины, так это то, что так как вакцина приведет к синтезу в клетках СПАЙК-белка целиком, это значит, что клетки иммунной системы будут вырабатывать антитела к различным его частям. Тут мы как раз возвращаемся к нашей аналогии с ЛЕГО: у нашего «самолета» есть разные детали, и иммунная система может вырабатывать антитела к различным деталям по отдельности. Поэтому на сегодняшний день предполагается, что если будет достаточно клеток, которые выработают достаточно антител к различным участкам СПАЙК-белка, то вакцина будет все еще эффективна. Также важно отметить кое-что о технологии мРНК вакцины – даже если эта мутация была бы очень серьезной, и сильно меняла бы структуру белка, то можно просто поменять последовательность нуклеиновых кислот в мРНК таким образом, чтобы в клетках вырабатывался уже мутировавший СПАЙК-белок. В этом огромный плюс мРНК-технологии. То есть замена вакцины будет быстрой и эффективной.

Шира: Да, я хочу добавить, что действительно, в новом штамме коронавируса были обнаружены три мутации в СПАЙК-белке, и одна из них как раз возможно влияет на заразность – то есть позволяет СПАЙК-белку более плотно и эффективно связываться с клетками человека. Если это действительно правда, и связь с клетками действительно более быстрая и эффективная, есть подозрение, что и весь процесс размножения вируса и передачи его от человека к человеку будет более быстрым. Подозревают что одна из мутаций, которую обнаружили действительно может «прятаться» от антител, которые были выработаны с помощью вакцинации. И третья мутация расположена в участке, близком к участку в СПАЙК-белке, который разрезается в процессе проникновения вируса в организм и является очень важным. Все эти обнаружения заставили людей думать что да, новая версия вируса более заразна, и нечувствительна к вакцине, и это привело к тем самым очень драматическим, можно сказать, шагам, которые мы видим. Нужно отметить, что в научном сообществе до сих пор есть определенный скепсис, действительно ли эта мутация является более заразной, пока это все находится на стадии исключительно предположений. И нам не кажется, что уже появилось достаточно информации чтобы отметить на этот вопрос. Об этих мутациях известно на протяжении всего нескольких недель, и это просто недостаточно времени, чтобы сказать, является ли она более заразной. Сейчас нужно продолжать делать, то, что делается – я не уверена, что все люди, смотрящие наш эфир, знают, но в научной среде по всему миру, начиная с декабря непрерывно проводится анализ коронавируса, чтобы определить наличие мутаций. Так как, как Ирит уже сказала, мутации – это естественный процесс в жизненном цикле вируса, это часть его процесса размножения. И то, что нужно сделать в ближайшее время – это определение появляющихся мутаций и их влияние на эффективность вируса – проверка образцов из Британии, и также из других стран. Основная предпосылка сейчас то, что даже если вирус и является более заразным, то вакцина все же будет эффективна, так как она действительно вызывает появления разных видов антител, умеющих связываться с разными участками СПАЙК-белка. Также, основываясь на мнении вирусологов, изучающих эволюцию вируса, время для эффективной мутации или количество необходимых мутаций от появления вакцины, измеряется годами, так что это никак не недели и месяцы. И действительно, к нашему счастью, теперь у нас есть технология, позволяющая очень быстро получать новую вакцину, раз в несколько лет, если понадобится, и это огромный плюс по сравнению с вакцинами, которые мы знали до этого (например, от сезонного гриппа).

Ирит: я хочу прояснить, что СПАЙК-белок абсолютно необходим для проникновения вируса в организм, если он будет нейтрализован, то вирус не сможет проникнуть в клетки и распространиться. Именно поэтому вакцина разрабатывается и фокусируется против него.

Шарон: Почему, в целом, не жить с заболеваемостью? Почему не привить стариков, людей в группе риска, а молодежи не переболеть? Большинству переболеет и им ничего не будет, так зачем прививаться?

Эйтан: Иммунная система пожилых людей не такая эффективная, как у молодых людей. Это значит, что они не только более уязвимы к патогенам – вирусам и бактериям – но также и ответ их иммунной системы на вакцинацию не такой эффективный, как у молодых. Пожилые люди не выработают такое большое количество антител, как молодежь. Поэтому если мы привьем только пожилых людей, это не будет являться для них достаточной защитой. Основная вирусная масса находится у молодежи, и количество молодежи, у нас, в Израиле, например, в несколько раз больше, чем пожилых людей. Только тогда, когда достаточное большое количество молодого населения будет привито, мы снизим опасность заражения и смертности среди пожилого населения.

Рои: Я хочу добавить, что сейчас есть все больше и больше свидетельств, и научной литературы, о том, что даже у тех молодых людей, которые перенесли вирус достаточно легко, или были вообще бессимптомными, на проверках, на которых они специально проверяли КТ, ЭКО-сердца, и прочие параметры, были видны такие нежелательные эффекты, которые никак не проявлялись клинически. Поэтому мы тут постоянно обсуждаем, прививаться или не прививаться, и почему, а ведь вопрос в том, какова альтернатива? А альтернатива – это болезнь и ее последствия. У коронавируса существуют продолжительные последствия, и вся соль именно в этом.

Шарон:  Следующий вопрос состоит в том, что мРНК – это, в принципе, последовательность нуклеиновых кислот. В нашем теле тоже есть такие последовательности, РНК и ДНК, в которых хранится генетическая информация. Так может ли вирус/вакцина, проникнув в наше тело, изменить наш генетический код. Может быть, я превращусь в зомби после вакцинации? 

Йомирам: Нет, увы, в Икс-Менов мы не превратимся, и у нас даже не отрастет хвост. мРНК данного типа в обычном, физиологическом состоянии, не может проникнуть к нам в клеточное ядро и подвергнуться тому, что называется «обратная транскрипция», то есть процесс, в котором мРНК превращается в ДНК. Это очень сложный процесс, требующий специальных белков, интегразов, которые берут мРНК и встраивают их в геном. Даже если они есть, это очень сложные механизмы. Такое происходит, например, при заражении ВИЧ. Это не может произойти спонтанно, так как клеточные ядра – достаточно защищенные органеллы, они открываются только во время клеточного деления. То есть это не что-то, что произойдет просто так, нет шансов. Тем более, что молекула мРНК, которая вводится во время вакцинации, распадется очень быстро: за день-два.

Шарон: следующий вопрос связан с болезнями, передающимися людям от животных – то, что называется, зоонотические заболевания. На днях говорили, что львы, и другие представители семейства кошачих, могут заразиться коронавирусом?

Йомирам: Важно помнить, что на сегодняшний день, нет существа более заразного для человека, кроме самого человека. Теперь следующее: существует очень большое подозрение, что кошачьи, включая домашних и уличных котов, а также был случай с тигром – в Нью Йорке, а также норки – которые сейчас уничтожаются из-за этого в Дании, и летучие мыши (конечно) – так вот, очень большое опасение, что они могут быть заражены. Поэтому да, нужно быть начеку по этому поводу. Но, как уже было сказано, когда у нас будет нынешняя вакцина, нам будет легче модифицировать и подгонять ее к мутациям, которые могут возникнуть в будущем. Я хочу отметить, что уже в 2013 было опубликовано исследование, в котором анализировались все существующие виды коронавирусов у летучих мышей, и уже там было сказано, что глобальная пандемия в следствии коронавируса – это всего лишь вопрос времени. Но да, это вполне обоснованные подозрения, и считается, что чем больше человек вступает в контакт с животным миром, более тесно живет вместе – тем больше шансов передачи инфекционных заболеваний от животных к человеку, и в будущем тоже.

Шарон: Эта болезнь находится с нами уже год. А вакцина была разработана только сейчас – так может ли кто-то ответить, какие у нее могут быть долгосрочные побочные эффекты?

Шира: Это очень важный вопрос, мы приходим к людям и говорим, что есть новая вакцина, новая технология – я прекрасно понимаю все сомнения и опасения людей. Как уже было сказано, существуют несколько клинических исследований мРНК, конкретно сейчас FDA была разрешена мРНК вакцина от коронавируса. То есть эта технология проверяется на людях и на животных уже достаточно долгое время. И до сих пор не были замечены какие либо катастрофические последствия вакцинации. Более того, у нас есть более чем обоснованные предположения, основанные на механизмах, которые мы знаем от других вакцин – то есть «знакомство» нашей иммунной системы с белками вирусной оболочки, для выработки иммунной реакции и антител. Это – основа принципа работы всех вакцин и мы предполагаем, так вот, на основе всего того, что мы знаем, и есть исследования, очень основательные, проделанные на протяжении многих лет – у нас нет никакой причины предполагать, что у вакцины будут какие-то долгосрочные побочные эффекты. Но да, и это важно произнести – мы не знаем всего. И никто – ни члены сегодняшнего эфира, ни члены комиссии FDA не могут заглянуть в будущее и гарантировать на 100%, что не будет вообще никаких побочных эффектов в долгосрочном периоде. Мы основываем свои предположения на науке, на свидетельствах того, что нет долгосрочных побочных эффектов. Я вернусь к тому, о чем говорил Рои – мы выбираем между вирусом и вакцинацией. Вирус циркулирует уже год, в большей части Земного шара – девять месяцев, мы также не знаем, каки последствия у этого вируса, какие будут последствия через 10 лет, даже у тех людей, которые переболели бессимптомно. У нас появляется сейчас все больше сведений о существовании long-COVID – хронической болезни, развивающейся после острого КОВИДа, и ориентировочно 20-30% переболевших заявляют о как минимум об одном симптоме, который продолжает сопровождать их. Теперь мы также знаем, что вирус может проникать в центральную нервную систему, а также в мозг. Это что-то, что меня лично беспокоит, и я считаю, что должно беспокоить и других. Опять же, никто из нас не может предсказать будущее,  но нужно чтобы мы принимали взвешенное и обоснованное решение.

Рои: хочу кое-что добавить. Я немного поработаю популистом. Пусть каждый из нас оглянется вокруг себя. Даже я держу вот это сейчас в руке – стыжусь (смеется, показывает бутылку Кока-Колы). Мы каждый день делаем что-то, о чем мы точно знаем, что оно имеет побочные эффекты, долгосрочные, но продолжаем это делать. И множество решений, которые мы принимаем, основаны на чувствах, а совсем не на науке. Это я к тому, что это нормально, что мы не можем знать всего, и мы не знаем все, но научные исследования, и данные которые у нас есть сейчас, и то, что технология мРНК не совсем новая, все это позволяет нам двигаться дальше, и начинать применять ее, что называется, в деле, и исследовать вакцину на 4-ой Клинической Стадии – то есть наблюдения за пациентами после официального разрешения, в обычной жизни.

Шарон: Что значит 90% эффективности? Что с оставшимися 10%?

Эйтан: Это не значит, что что-то неправильное в технологии прививки. Это всего лишь значит, что 10% из привитых – да, будут в той или иной мере заражены. Это очень небольшой процент, гораздо меньше чем среди незараженных. Нет существует 100%-ой защиты. Это значит, что выработанные антитела не были оптимальными. Причина в том, что при любой вакцинации, антитела вырабатываются у нас в мышцах и циркулируют в крови, но не защищают слизистую дыхательных путей. Если бы было возможно выработать антитела в дыхательных путях – защита была бы более полная. А так существует небольшой шанс, что вирус проникнет и успеет размножиться через дыхательные пути.

Шарон: тогда, почему использовать мРНК? Почему не вводить в организм антитела?

Эйтан: В некоторых случаях до сегодняшнего дня так и делали, это крайняя и экстренная процедура. Но это значит, что нужно найти людей, которые переболели, и в чьей крови содержится высокая концентрация антител, экстрагировать эти антитела, ввести их в организм критически-больных – это все сложный процесс, который не может стать универсальным источником вакцины или лечения. Но для массового производства – миллионов доз за короткое время – необходимо использовать технологию мРНК.

Йомирам:  Большой плюс технологии мРНК, по сравнению со стандартными вакцинами – это то, что нет зависимости от биологической системы, которая иногда бывает неидеальна. мРНК при этом – автоматизированная синтетическая система производства. Модерна обещает производство миллиардов доз вакцины в год. То есть нет зависимости от менее предсказуемой биологической системы, как в случае с другими вакцинами, умерщвленными или ослабленными вирусами.

Рои: я тоже хочу добавить. Вопрос насчет 10% – это самый «польский» вопрос, который мне приходилось слышать до сих пор. Таких эффективных технологий вообще не существовало до сегодняшнего момента. Не случайно FDA заявляла о том, что они разрешат любую вакцину с эффективностью в 50%. В вакцинах «старого типа» мы вообще не видим такого уровня успеха, даже близко. Для сравнения, эффективность прививки от гриппа – 60%-70% (это вообще в лучшем случае).

Шарон: почему после вакцинации нужно продолжать ходить с маской?

Эйтан: Это напрямую касается моего предыдущего ответа. Это касается пожилых и людей в группе риска. Пока мы не достигнем того что называется «коллективным иммунитетом»  – то есть не будем убеждены, что те люди, которые находятся в группе риска, защищены более надежно – нам придется носить маски. Это первая причина. Вторая причина состоит как раз в типе антител, которые вырабатываются в организме. Как я уже сказал, антитела циркулируют в крови, но не защищают слизистую, поэтому вирус до сих пор может проникнуть в организм, то есть «прорвать» первое заграждение. Потом он встречается с антителами, и воюет с нашей иммунной системой. То есть до сих пор есть шанс, что вакцинированные люди могут заражать и заражаться – да, конечно, их иммунный ответ будет гораздо более эффективным, чем у непривитых, но тем не менее нельзя полностью исключать возможность их заражения и того, что они могут быть переносчиками.

Шарон: и как долго нам придется носить маски?

Эйтан: эх, не вижу даты у себя в ежедневнике.

Шарон: но если серьезно, приблизительно – год, два?

Эйтан: Я считаю, что это не фактор времени, а функция от количества привитых и скорости прививания.

Шира: А также функция последующих исследований Модерны и Файзера. Исследования покажут, насколько прививка будет эффективна для того, чтобы перестать быть распространителем. Два варианта события возможны – после получения вакцины, мы становимся защищены, мы уже не болеем, но вирус тем не менее может размножиться в наших верхних дыхательных путях, и мы можем быть переносчиками. Второй вариант – это то, что вакцина будет настолько эффективна, что даже предотвратит это размножение вируса, то что называется sterile immunity – стерильный иммунитет, и тогда мы не будем заразны. Но это нам смогут показать последующие исследования. Файзер это пока не проверили. Чтобы это проверить во время клинических исследований, нужно смотреть не только клинические параметры у заразившихся людей, но еще и проверить присутствие вируса у бессимптомных участников. Файзер не включали это в свои предыдущие исследования, но сейчас они собираются это сделать, и, возможно, в скором времени мы получим больше сведений, в течении нескольких месяцев. Модерна как раз проверили это во время своих клинических исследований, они брали мазок после первого укола, и обнаружили, что присутствие вируса снизилось на 67% – и это очень оптимистичные показатели. Они не проверяли данные показатели после второго укола, но как мы знаем, после второго укола наша иммунная система еще более подготовлена, так что вполне возможно, что после второго укола этот параметр будет даже выше 67%. Но возвращаясь к вопросу: когда мы сможет перестать носить маски – это будет зависеть от этих данных Файзера и Модерны по эффективности прививки, и от того, какое количество людей и как быстро привьется.

Шарон: еще раз быстренько о вопросе, можно ли прививаться беременным?

Эйтан: в целом, основываясь на том, что мы знаем о других вакцинах, нет никаких причин, почему бы беременным нельзя было прививаться. Конкретно в данном случае препятствие только процедуральное – так как эта группа людей не проверялась во время клинических исследований, пока такие исследования не проведутся, прививаться нельзя. Какие могут быть опасения у организаций, регулирующих разрешение вакцины? Дело в том, что речь идет о развивающихся организмах – будь то эмбрионы или дети. Известно из многих научных исследований, в том числе и на животных, что бурная иммунная реакция может нанести урон развитию данного организма, в том числе умственному развитию. Это совсем не значит, что вакцина приводит к таким последствиям, но по правилам предосторожности, мы должны проверить что этого действительно не происходит. Поэтому, на данном этапе, вакцинироваться детям и беременным пока нельзя.

Шарон: как насчет кормящих матерей, и женщин, планирующих беременность?

Эйтан: мы знаем, что антитела передаются с материнским молоком. Это известный механизм, один из механизмов защиты потомства, и в этом нет ничего плохого или опасного. То есть мать защищена активно с помощью вакцинации, и она передает пассивную защиту детям. Но опять же, надо уточнить и проверить, были ли уже клинические исследования, я думаю, нам в ближайшем времени станет это известно.

Шарон: а как насчет планирующих беременность?

Эйтан: я предполагаю, что если женщина знает, что она беременна – пусть не рискует, и не прививается.

Ирит: я хочу добавить, что в Америке существует рекомендация все-таки прививать беременных и кормящих матерей, после консультации с врачом, это не соответствует рекомендациям нашего Министерства здравоохранения. Причина – тот самый механизм, принцип работы вакцины, который не должен подвергать риску плод.

Рои: в Министерстве Здравоохранения тоже сейчас идет обсуждение по этому поводу. Необходимо оценивать личные риски каждой беременной. То есть, скорее всего, в конце решение будет приниматься в каждом случае индивидуально, и основываясь на том, что нет причин полагать, что может быть какой-то потенциальный вред.

Шарон: вопрос, который встречается очень часто, касается разрешения вакцины. Как известно. Разработка лекарства, вакцины – очень долгий процесс, с множеством регуляций и этапов. А тут за всего-ничего времени – разрешают вакцину. Что же упустили, где срезаны углы? В чем разница между обычным процессом одобрения вакцины, и данным экстренным? 

Ирит: начнем с того, что экстренное одобрение – это прямой результат экстренной ситуации. У нас пандемия, болезнь сводит с ума весь мир, по всему миру уже свыше 1600000 погибших от коронавируса, и поэтому у нас – экстренная ситуация. Процессы, которые позволили вакцине получить разрешение гораздо быстрее, или экстренный процесс, и очень быстрая разработка, были возможны по нескольким причинам. Во первых, технология мРНК –  мы находимся на таком научном этапе, когда анализ и расшифровка РНК и ДНК – это рутинный процесс, и мы очень быстро могли расшифровать вирус, СПАЙК-белок, и начать это все производить. Как Шира уже сказала, технология в принципе была уже известна, и использовалась в науке. Важно помнить, что FDA не позволил сократить ни один процесс клинических исследований, в котором бы определялась безопасность вакцины. Также пре-клинические исследования были сделаны как надо и, конечно, сами клинические исследования тоже. Помогла сократить процесс параллелизация стадий – Вторая и Третья Стадии клинических исследований проходили параллельно. Плюс, фармацевтические компании взяли на себя некоторый риск и начали производить вакцину в больших количествах. Также набор волонтеров/пациентов – процесс, который в обычных условиях очень медленный, в данном случае шел намного быстрее. Файзер и Модерна набрали около 70000 волонтеров за очень короткое время. Также это процессы, требующие огромным финансовых затрат, огромных денег. Но правительства «раскрыли кошельки» и начали вливать деньги в данные исследования. Когда есть деньги – призыв волонтеров происходит намного более оперативно, нет сдерживающих факторов. И еще кое-что – так как у нас пандемия, не пришлось ждать много времени до того момента, как заразится достаточное количество человек –  как в случае с разработками вакцин от других заболеваний (Зика, бешенство). То есть, и люди набрались быстро, и заразились быстро. То, что в любом случае немного затянуло процесс – это формальное требование наблюдать за эффектом от вакцины как минимум два месяца, чтобы проверить влияние на иммунную систему, побочные эффекты. При стандартных разработках требование составляет наблюдение на протяжении 6 месяцев. Это вопреки вообще любому политическому давлению, которого было огромное количество, и были попытки повлиять на публикацию результатов до выборов. Два месяца – такой необходимый период был заявлен врачами, профессионалами, вирусологами и иммунологами, который, по их словам, достаточен для выявления долгосрочных эффектов вакцины. Также, помимо подачи на экстренное одобрение, компании обязаны сейчас подать все документы, требующиеся при обычном процессе, и FDA требует это. Важно понимать, что после выхода из экстренной ситуации, экстренное разрешение больше не будет действительно, поэтому в интересах компаний предоставить всю необходимую информацию для обычного разрешения.

Шарон: в случае мутации и необходимости разработки новой вакцины – нам снова придется ждать все это время?

Ирит: пока еще сложно ответить на этот вопрос, но если речь будет идти о той же самой технологии, то, наверное, по аналогии с прививкой от гриппа – нет необходимости каждый раз проводить все исследования заново, и процесс намного более укороченный. Но это вопрос к специалисту по регуляции.

Шарон: что насчет детей? Вакцина Файзера разрешена с 16-ти, Модерны – с 18-ти, так что будет с нашими детьми?

Йомирам: Я отвечу на этот вопрос. В определенном смысле, это моральный вопрос, и касается того, что говорит Эйтан – именно поэтому нам пока необходимо носить маски. Это первое. Второе – к нашей радости, это не детская болезнь. То есть, конечно дети заражаются и болеют, и в очень редких случаях, к сожалению, умирают, но в конечно счете, большинство заболевших – пожилые люди, поэтому это те люди, о которых надо беспокоиться в первую очередь. И опять же, как уже было сказано, теперь это более бюрократическая проблема – пока не было проведено клинического исследования на детях – разрешения не будет дано, но это вопрос времени и регуляции. Но до тех пор – есть необходимость соблюдать правила, носить маски, соблюдать дистанцию и капсулы.

Шарон: Я, кстати, как раз вижу уточнение – что как раз начались исследования на группе детей от 12 лет и старше, и это замечательные новости.

Следующий вопрос: с момента прививки – на сколько времени хватит антител? Придется ли нам прививаться раз в год, как от гриппа?

Эйтан:

 

На графике мы видим производство антител как функцию времени, есть несколько видов антител. Как мы видим, IgM – он присутствует в течении всего нескольких недель. Это – первичный ответ нашей иммунной системы и первое антитело, которое производится в организме. Несмотря на то, что он первый, производящийся в нашем организме, он не такой эффективный, в отличии от последующих –  IgA и IgG. IgG, в свою очередь, гораздо более стабилен и находится в организме дольше. Насколько дольше – это уже индивидуально. Но – приблизительно – от нескольких  месяцев и до года. После года мы как бы возвращаемся в начальное состояние. Но то, что у нас остается – это клетки иммунной системы, которые как бы помнят вирус и позволят немедленный ответ и реакцию организма при заражении (выработку антител). Подведем итоги: после заражения в нашем организме вырабатываются разные антитела, у каждого своя длина жизни, самый долгий и самый эффективный – и это наша «рабочая лошадка» – это IgG. Но даже после исчезновения антител, клетки памяти иммунной системы до сих пор будут находиться в кровеносной системе и будут ответственны за эффективный иммунный ответ. Неизвестным остается то, насколько разное время нахождения этих «клеток памяти» у разных людей, поэтому мы пока не можем предсказать, у кого они будут присутствовать больше, а у кого меньше. Для этого нам понадобятся наблюдения, и тогда мы будем знать, кого надо прививать повторно, и насколько часто.

Шира: (ее слова приведены вкратце): да, мы пока не знаем, как поведут себя антитела, мы можем, тем не менее, полагаться на знания, которые у нас есть от наблюдений за другими коронавирусами, и вирусами, вызывающими простуду. Так вот, обычно периодичность заражаемости около двух лет, так что вполне возможно, что нам придется иногда прививаться от коронавируса снова. Хорошие новости заключаются в том, что по результатам Файзера и Модерны, у людей, сделавших вакцинацию, количество антител обычно выше, чем у людей, просто переболевших, поэтому, возможно, мы «побеждаем» естественный механизм иммунизации (при заражении), и возможно нам не придется прививаться заново.

Шарон: как насчет людей, которые уже переболели? Нужно ли им прививаться? Насколько они иммунизированы?

Рои: Это что-то, на что мы пока не можем ответить на 100%. Мы предполагаем, и это то, что важно знать, что пока не наблюдается проблем с людьми, которые уже переболели, и получают прививку. Но так как мы находимся в такое время, когда нам нужно пока бросить ресурсы на защиту людей в группе риска, мы должны расставить приоритеты. И наши приоритеты – это прививать еще не переболевших людей в группе риска. Важно отметить, что и в исследованиях Файзера, и Модерны, были обнаружены люди, у которых уже были антитела к короне и после получения прививки было выявлено, что ее эффективность была не меньше, и не было последствий.

Шарон: в свете того, что сейчас процветают фейкньюз, и источники, казавшиеся достоверными, могут напечатать полную нелепицу – создается вопрос – откуда черпать информацию? Каким источникам можно доверять? 

Рои: Во-первых, важно понимать, что в эпоху этой пандемии, мы находимся в состоянии неизвестности. Особенно в ее начале – многие медицинские научные издания, весьма и весьма уважаемые, торопились печатать информацию, которая через несколько месяцев оказывалась не совсем верной. Нужно разделять между фундаментальными медицинскими знаниями, в которых мы точно уверены, и меняющимся миром коронавируса. Все, что связано с коронавирусом, это очень очень динамичная сфера, которая меняется на лету: сперва говорят, что хлороквинин работает, а потом не работает, лекарства от ВИЧ помогают, а потом нет – все это происходит на наших глазах. Поэтому именно сейчас важно черпать информацию из официальных источников. Это значит – официальные сайты FDA, WHO (Мировая организация здравоохранения), CDC, сайт Министерства Здравоохранения Израиля. Даже они совершали и совершают ошибки. Но, тем не менее, это все равно гораздо лучше анонимных сайтов, которые содержат информацию, никак не связанную с реальностью, а также не несут никакую ответственность за написанное. Если и давать какие-то советы по выбору информации в интернете, могу дать несколько советов: 1) Никогда не черпать информацию из «снимков с экрана», снэпшотов 2) Проверяйте числа. Очень часто в сети появляется «сенсационная» информация, но когда проверяешь ее дату – оказывается, что это «новость» 2002 года! 3) Доверять только официальным проверенным источникам. В том числе и в печатных изданиях. Анонимные, неизвестные печатные издания публикуют чушь.

Ирит: В Израиле существует несколько источников, популяризирующих, делающих науку более доступной, и основывающих свои публикации на информации, полученной от профессионалов – биологов, медиков. Это, например – страница «Мада Гадоль БэКтана», страница «Мадаат», «Мэдабрим аль ха Хисуним», а также сайт Министерства Здравоохранения. Поэтому важно обращаться к этим достоверным источникам, а не к какому-нибудь блогеру, который выкладывает снимки «научных статей», без дат, названий и источников.

Йомирам: Я хочу добавить, что мы тоже, в нашем подкасте, который мы провели в начале пандемии, и который был посвящен коронавирусу, говорили многое, часть из которого оказалось неправильным. Из-за динамики ситуации то, что было известно в начале, в середине, или то, что мы знаем сейчас – это разные вещи. После второго локдауна мы провели передачу с профессором Галиа Рахав(заведующая инфекционным отделением в Шиве), которая сказала очень важную вещь. Она сказала, что даже протокол по лечению больных меняется каждый час. То есть даже протокол подвергается очень быстрым динамичным изменениям. И скорее всего, то, что нам будет известно через год  будет отличаться от того, что мы знаем сегодня. Поэтому даже официальные сайты, скорее всего, да даже точно – изменятся, и нужно следить за этими изменениями. Мы делаем максимум возможного, и пытаемся предоставить информацию, правильную и достоверную на сегодняшний день. И например мы, в «Мада гадоль бэ Ктана»  – всегда рады ответить на вопросы, у нас такое неформальное общение между учеными и не-специалистами, поэтому мы готовы к любым вопросам. И спасибо большое за сегодняшнюю предоставленную возможность сделать науку более доступной и прояснить детали.

Шарон: Ну, и последний вопрос – как насчет других прививок, не основанных на мРНК – вакцина от Астра-Зенеки, Израильская вакцина, или «Спутник V»?

Ирит: Эти вакцины используют другую технологию, то, что называется «вектор-носитель» – это использование другого вируса, про который мы знаем, что он не опасен. От него берут тот самый кусочек, который позволяет ему размножаться, и к нему прикрепляют молекулярный кусок, содержащий «указания» о синтезе СПАЙК-белка. Какие точно вирусы используются, я не уверена.

Шира: Да, я тоже, поэтому я не буду говорить того, чего не знаю, но да, технология основана на использовании вирусов, и их способности проникать в клетки, которые теперь, вместо того, чтобы синтезировать свои белки, будут «проецировать» СПАЙК-белок. Эта технология больше похожа на классические прививки, с которыми мы сталкивались до сих пор.

Ирит: да, данная технология недавно была разрешена для Эбола. Что нам известно про Астра-Зенеку, так это то, что ее прививка эффективна, но из-за проблемы с дозировкой, она затормозила процесс одобрения. Про российскую вакцину известно не много, известно то, что ее разрешили до окончания клинических исследований, а насчет Израильской вакцины, мы знаем, что она успешно прошла первую стадию, без выявленных серьезным побочным эффектов, и мы все держим пальцы за ее успех.

Шира: Я только замечу, что многие всерьез обеспокоены очень быстрым одобрением вакцин, регуляцией, тем, что были срезаны углы. С моей точки зрения, история Астра-Зенеки показывает нам в точности обратное. У них уже были очень хорошие клинические результаты, они были на продвинутой стадии. Но из-за ошибки в дозировке, когда изначальная доза была не очень эффективна, а половинная показала отличные результаты – это заставило поднять брови в научном сообществе, и теперь они повторяют весь процесс, все исследование заново. То есть не смотря на все давление – вокруг пандемия, много политики, финансовые затраты – в тот момент, когда обнаружилось ошибка – все остановилось и начинается заново. Несмотря даже на то, что результаты-то хорошие, и ошибка не привела к каким-то нежелательным последствиям. То есть это – бескомпромиссный процесс.

Шарон: Спасибо большое всем участникам, и тем, кто оказывал техническую поддержку, и тем, кто задавал вопросы. Самое важное – в нашем эфире мы попытались ответить на вопросы и развенчать мифы, связанные с коронавирусом. Но это эфир не является медицинской рекомендацией или анти-рекомендацией, прививаться или нет. Тем не менее, все участники эфира, и я в том числе – мы собираемся прививаться. Вам, в любом случае, нужно посоветоваться с врачом-профессионалом в больничной кассе. Всем спасибо и будьте здоровы! 

Share this post

Share on facebook
Share on twitter
Share on linkedin
Share on print
Share on email